Search and Hit Enter

Маргриет Волленберг: «Ventura Projects больше не существует. Но и мир, в котором родился Ventura Projects, больше не существует»

Разговор основателя одного из наиболее значимых проектов-сателлитов Миланской недели дизайна с журналистом издания Domus Марианной Гуэрниери. Маргриет Волленберг объясняет, почему решила закрыть проект, и вспоминает самые яркие моменты в истории Ventura Projects. Перевод Татьяны Харченко.

Неделю назад в Instagram и Facebook появилась информация о закрытии Ventura Projects. Для тех, кто не в теме: Ventura — одно из наиболее посещаемых и обсуждаемых мероприятий, проводимых во время Миланской недели дизайна за последние 11 лет. Проект был создан командой Маргриет Волленберг, чтобы поддержать студентов и молодых дизайнеров. Так мы узнали о Ventura Lambrate — кусочке Нидерландов на северо-востоке Милана, и Ventura Centrale в заброшенных складах центрального вокзала города. К 2020-му проекты Ventura представлены в Дубае, Нью-Йорке, Кортрейке, Лондоне и Берлине.

Ventura Lambrate 2019

«Решение закрыть Ventura за пару дней до официального открытия большинства культурных локаций в Италии было довольно диссонансным. Оно контрастировало с общим чувством „давайте притворимся, что ничего не произошло“, — поясняет Маргриет. — Я хотела проверить, действительно ли это конец. Да, это конец».

Разговор начался с того, что она жаловалась на отсутствие защитных масок в Нидерландах, а затем вдруг сказала: «Ты знаешь, что такое сумасшествие? 13 февраля, в последний день саммита организаторов Salone del Mobile, у нас была пресс-конференция. И конечно, люди интересовались, что мы собираемся делать в ситуации с короновирусом. Очевидно, мы должны были следовать принятым решениям, но это была катастрофа. Мир перевернулся».

Так что случилось?

Случилось то, что Миланская выставка впервые была отложена. У нас команда из 10 человек. Мы усердно работали, чтобы провести величайшую выставку всех времен. Устали от еженедельных отсрочек, а потом услышали, что в этом году ничего не будет, — Маргриет делает паузу. — Вы чувствуете, как вся энергия постепенно покидает вас. В этот момент в вашей голове всплывают вопросы: «Боже мой, что мы можем сделать сейчас? Что мы сделаем с инвестициями, которые вложили? Чем будем платить по выставленным счетам? Как мы всё это разрулим?

Знаете, сегодня у вас счастливая команда, здоровая компания, и вы работаете над самым грандиозным проектом. А всего через неделю в списке дел больше ничего нет. Сначала вы просто смотрите и пытаетесь понять, как выжить, как помочь своим клиентам. Нужно осознать, что происходит, что делает правительство, что это за замешательство, в котором пребывают все вокруг. И затем — к сожалению, это происходит очень быстро — вы понимаете, какова ситуация, каково ваше финансовое положение — и что всё это значит. В конце прошлого месяца мне пришлось отпустить пять человек, а в конце этого — закрыть офис в Италии, где работали двое сотрудников. Понимаете, даже другие проекты, такие как World Expo в Дубае в октябре, отменяются…

Стенд-карусель дизайнера Ли Брума / Ventura Centrale, 2017

Что произошло, когда ты поняла, что это конец?

Осознать это — уже большой труд. Я постоянно общалась с дизайнерами и клиентами, чтобы держать их в курсе. Узнавала, как их дела, что им нужно. И знаешь, что? Становилось всё более и более очевидным: что бы ни случилось в будущем — узнать мы не можем, потому что ни у кого нет заветного хрустального шара, — но в любом случае всё изменится.

Многие участники Ventura просили отсрочки оплаты, частично или даже полностью, на год. Многие авиакомпании начали предлагать ваучеры и другие компромиссные решения, но у меня небольшая компания, как я могу сделать что-то подобное? Я могу прожить сама — и то, несколько месяцев, однако сделать это с десятью людьми в течение года без дохода просто невозможно.

В тот момент я поняла, что мы неизбежно станем жертвами экономического кризиса. Крайне сложно принимать долгосрочные решения, основываясь на имеющейся информации. Поскольку то, что известно сегодня — это лишь 20% от того, что действительно нужно для принятия взвешенного решения. Вы не можете сказать, ждет ли нас вторая волна коронавируса и какой будет мировая финансовая ситуация через несколько месяцев. Вы просто не знаете.

Мы не могли работать, как раньше. Думаю, если бы мы продолжили, то давали бы старые ответы на новые вопросы. А я уверена, что они у мира дизайна после случившегося будут новые.

Знаешь, мои будущие клиенты не спросят, как им стоит выставляться в Дубае. У них появятся другие запросы, и я не могу позволить себе дать им старые ответы. Поэтому сначала я должна успокоиться и понять, что это за вопросы, что нам нужно, учитывая, что мы всё ещё находимся в середине этого невероятного кризиса.

Ты же не отворачиваешься от Милана? 

Милан дал мне многое, и я многое ему вернула. Если я действительно забочусь о дизайне в Милане, то мне нужно начать думать о том, что понадобится ему в ближайшем будущем. И это, вероятно, не то, чем я занималась последние десять лет. Мы всё ещё «nella vecchia struttura», в этой старой структуре, в попытке жонглировать шарами в воздухе. Пытаемся удержать их, но ничего не выходит. Вы знаете, почему? Потому что мир изменился. Потому что ни вы, ни я понятия не имеем, что произойдет.
Я приняла решение: Ventura Projects больше не существует. Абсолютно серьезно. Команды проекта больше нет!

Принимая решение прекратить работу Ventura Projects, я вместе с тем даю себе и моей компании время подумать, каковы будут ответы на новые вопросы в будущем мире дизайна.

Borning Furniture, Ventura Lambarte, 2016
Borning Furniture, Ventura Lambarte, 2016
Borning Furniture, Ventura Lambarte, 2016

Что же будет с мероприятиями?

Хоть у меня и была возможность немного подумать, я до сих пор не знаю ответа на вопрос, что будет завтра. Для меня будущее неизвестно. Если честно, я повторяю эту мысль уже несколько лет. Но теперь совершенно очевидно, что изменения неминуемы, и скорость их распространения будет гораздо выше.

Я не говорю, что все повально обратятся к цифровым решениям — не думаю, что это правильно. Это всё равно что иметь отверстие, из которого утекает воздух, и вы закрываете его пальцем. Цифровые решения, которые есть сегодня, похожи на палец в дыре: вы не можете держать его вечно.

Мероприятия создавались, чтобы соединить людей, физически увидеться друг с другом, заключить соглашения на реальных встречах. Очевидно, многие вещи будут пересмотрены. Но сказать точно, какие и как, не могу. Потому что у меня точно такая же информация, как и у вас. Всё что могу — надеяться, что буду знать, какими будут вопросы из мира дизайна, и, возможно, найду на них ответы, чтобы иметь возможность помочь.

Ты взяла время отдохнуть, или это смена карьеры?

Дизайн — это мой мир, хотя в последнее время негатив вынуждал меня думать, что больше не хочу этим заниматься. Мне нравится помогать дизайнерам в их творческом пути. Это то, что я хочу делать.

Сейчас я каждое утро просыпаюсь с тяжелым ощущением отсутствия цели. Вы спрашиваете себя: «Что я собираюсь делать сейчас, целый день?» Конечно, мне есть чем заняться — у меня ребенок и домашнее обучение, семья… и компания с четкой миссией, но в затруднительном положении. Я знаю, почему так много работаю: потому что и вправду хочу помочь клиентам достичь того, о чем они мечтают.

Проект 101 chair дизайнера Маартена Бааса / Ventura Centrale, 2017
Проект 101 chair дизайнера Маартена Бааса / Ventura Centrale, 2017

Ты чувствуешь облегчение после принятого решения?

Я работала в этом проекте одиннадцать лет, это был мой двадцать первый год сотрудничества с Миланской неделей дизайна. Я не испытываю облегчения, потому что iSaloni для меня — источник энергии. Но я счастлива, что дала себе и команде возможность задуматься о других вещах.

Люди говорили мне: «Да, но через два месяца всё откроется, у тебя снова будет работа. Почему бы не продолжить дело со своей командой?» Я не парикмахер или ресторан, которые завтра откроются, и дела сразу могут пойти в гору. Культурный мир будет развиваться очень медленно, мы первыми почувствуем, что произошло — и будем первыми, кто снова начнет что-то делать.

Для меня закрытие Ventura Projects — это символ остановки. Когда мы начинали 11 лет назад, мы пошли в очень странный район Милана, и все сказали: «Не делай этого!». Потом мы переехали в Magazzini Raccordati, что тоже было невыполнимой миссией.

В каком-то смысле мы всегда были бунтарями — потому что верили. И я так же верю в то, что говорю сейчас: мы должны признать тот факт, что дела идут плохо, в том числе в мире дизайна. Многие компании сталкиваются с трудностями. Культура и дизайн — это последнее, о чем думает правительство, и это вполне ожидаемо.

Я позвонила всем клиентам. Это означает, что я поговорила с 127 людьми в Мексике, Японии, Бразилии, Израиле, Турции, Канаде, Новой Зеландии, Италии и Дании. Мы все находимся в этом кризисе. Все! И у всех нас разные проблемы. В Турции упала лира, поэтому у них уже экономический кризис. В Корее опасаются второй волны коронавируса. В Америке недовольны правительством. В Бразилии боятся, что случится внутренний глубочайший кризис. А в Южной Африке у людей нет еды. Это безумная ситуация, ребята. Слишком тяжело!

Начиная проект Ventura, какой смысл ты в него вкладывала?

Я получила диплом в 21 год, затем пять лет работала дизайнером в Милане. Я знала, что хочу заниматься предпринимательством в дизайне: у родителей была международная транспортная компания, образ мышления предпринимателя был мне близок. Я работала для Мебельного салона, для Superstudio, для некоторых голландских клиентов, Марселя Вандерса, когда Moooi еще не существовал: он попросил помощи в запуске нового бренда. Уже тогда я понимала, что такое Милан, каков его потенциал.

В те годы Миланская неделя дизайна уже была очень перспективной, и я спросила себя: «Где студенты? Где молодежь?» Поэтому у меня была очень четкая миссия: привести молодое поколение, юных талантов. Создать интернациональное дизайн-сообщество и дать ему возможность выйти на рынок Милана, у которого хорошая публика, но очень дорогая аренда. Мы создали эти возможности.

Десять лет назад, если вы были молодым дизайнером в Мексике или Японии, вы не знали, кому звонить и что делать. Мы помогали дизайнерам практически во всём, будучи открытыми, ни к чему не обязывая: они могли делать то, что хотели. Вот так всё и началось в Ламбрате.

Ventura Centrale, 2019
Ventura Centrale, 2019

Ты привезла Голландию в Милан. Что ты увезла из Италии, что она дала?

Я узнала, что у нас разная культура в дизайне — и это так интересно! В Нидерландах у нас концептуальный подход. Мы обучены тому, как решать вопрос в целом, с общей точки зрения. В Италии меня сильно впечатлили навыки рисования, умение производить. Это логично, потому что Италия — производство-ориентированная страна. Например, в Нидерландах много дизайнеров, которые никогда не работали с производителями, тогда как в Италии с этого начинается путь дизайнера.

У дизайнеров в Азии или Южной Америки разные взгляды, и для меня было очень важно это продемонстрировать. Именно поэтому я начала работать с академиями — чтобы показать новые поколения дизайнеров со всего мира. Да и сами ребята начали узнавать друг друга, ведь в течение одной недели все мы вместе днем и ночью.

Маргриет Волленберг и голландский дизайнер Маартен Баас

Ты открыла филиалы в Дубае, Лондоне, Нью-Йорке и других мировых столицах. Чем они отличались от проекта в Милане?

Проекты в разных странах сильно отличались, прежде всего, из-за организационных моментов. В Милане мы действительно делали всё от А до Я. В других местах, как правило, уже было готовое пространство и концептуальный контекст. Например, в Кортрейке был запрос на дизайнеров определенного возраста — это похоже на идею Salone Satellite. В Нью-Йорке я работала с голландскими дизайнерами, в Дубае требовалось привлечь западных, потому что у них уже было много азиатских имен. Отправной точкой для Милана было желание привлечь молодых талантов и компании со смелыми идеями. Мы хотели дать им платформу, на которой они могли бы реализовать свои проекты. Именно этим занималась «Вентура» в Милане.

Поделись самыми запоминающимися моментами?

(Смеется). Боже мой, боже мой… Сложный вопрос, есть много, что вспомнить.
Праздничная атмосфера солнечных дней во время переезда из Ламбрата. Проводы директоров крупных компаний. Беседы с молодыми дизайнерами. Эти моменты были очень запоминающимися.

В Милане так много невероятных мест. Когда открыли двери Magazzini Raccordati — через 30 лет простоя — мы потеряли дар речи. Единственное, что смогли вымолвить: «Вау, это именно то, о чём мы мечтали». Помню, у меня была встреча с Лукой Никетто, надо было показать ему пространство и обсудить возможности, и он просто сказал: «Здесь возможно всё!»

Мы всё делали очень небольшой командой, в основном женщинами. Там была Фульвия Рамогида, глава итальянской команды, вместе с Иларией Казетто. Когда начинала, мне было 32. Теперь мне 42 года, и я понимаю, что тогда мы были молоды и смелы, готовые рисковать.

Помню зрелищные выставки. Например, в первый год работы Ventura Centrale была невероятная карусель, придуманная дизайнером Ли Брумом, которая называлась «Машина времени». В большом пустом пространстве медленно-медленно двигалась карусель — это было так поэтично! Когда стояла там, звучала классическая музыка. Ко мне подошел пожилой мужчина, думаю, ему было за 90. Стоял рядом и сказал, что работал в этом месте долгие годы. Он был очень эмоционален — думал, что ему не доведется снова увидеть это место…

Больше всего мне запомнились счастливые лица экспонентов. «Ух, я только что говорил с мистером таким-то, и, может быть, мой проект запустят!»

Ventura Centrale, 2018

А как насчет трудных моментов — до коронавируса?

Безусловно, у нас их было много! В первый или второй год нас застало извержение вулкана в Исландии. Это было что-то, ха-ха! ЧП случилось прямо в середине недели, и многие участники оказались буквально запертыми в Ламбрате (смеется). Мы решили организовать автобусы. Голландский оркестр, направлявшийся из Рима домой, проезжал Ламбрате и подобрал нескольких голландских дизайнеров.

Помню и неприятные моменты, когда цены в Ламбрате сильно выросли. Люди видят, что вы успешны, и думают: чем больше посетителей приходят, тем больше вы зарабатываете. Но это не так! Чем больше посетителей приходит, тем сложнее управлять процессом. Тем более что гости не платят за вход. Когда делаешь выставку дизайна, ты не думаешь, что нужно будет обслуживать 150 тысяч посетителей в неделю.

Трудные моменты никогда не останавливали нас. Разве что сейчас.

Когда вы решили покинуть Ламбрате, для многих это стало холодным душем. Были протесты граждан, которые понимали, как «Вентура» меняет район. Вы поняли, что были не просто «событием»?

Да-да. Я поняла это, но в то же время немного злилась. Мы всегда делали всё на свои деньги. Никогда не было крупных спонсоров или денег от города. И возникла проблема, потому что размер арендной платы стала расти в геометрической прогрессии, а наши клиенты всё еще были молодые дизайнеры, понимаешь?

В какой-то момент я поговорила с 19 разными владельцами помещений, они в один голос сказали: «Вентура растет и арендная плата будет расти». Хотя до нас они безуспешно пытались сдавать помещения. Я сказала: «Вы не должны требовать больше денег сейчас. В будущем с нами вы сможете заработать гораздо больше». Люди этого не понимали. Я должна была что-то придумать, эти цены были несправедливыми.

Затем пришли разные организации и начали использовать наше имя в своей рекламе. Я получала сообщения, звонки и письма от моих клиентов, в которых говорилось, что есть местные компании, которые предлагают участвовать в Ventura Lambrate. Но это были не мы! Как это возможно? Мы больше не могли с этим мириться. Тогда и появились новые возможности, такие как Ventura Centrale и Ventura Future.

У вас было 7000 экспонентов. Ты помнишь их всех?

Возможно, не все лица и, конечно, не поименно, потому что не очень хорошо запоминаю имена. Но я прекрасно помню почти все работы.

Ventura Centrale, 2019
Ventura Centrale, 2019
Ventura Centrale, 2019

Есть ли у тебя месседж для сообщества дизайнеров теперь, когда они теряют точку отсчета?

Оставаться на связи. Мы, дизайнеры, склонны говорить, что работаем вместе. Это даже стало тенденцией — заниматься междисциплинарной работой. Однако полагаю, что в конечном счете дизайн — это соло. А сейчас особенно важно, чтобы мы продолжали разговаривать друг с другом.

В новом мире, в который мы сейчас вступаем, будет много вопросов к дизайну — нам предстоит заново его изобрести.

Хотела бы поблагодарить мою команду, команду Италии, команду Нидерландов, более 7000 дизайнеров, которые доверяют нам, а также Милан и гостей наших выставок. Некоторые проекты было непросто понять, и из этого вышли действительно интересные дискуссии.

Автор: Marianna Guernieri
Перевод: Татьяна Харченко
Первоисточник: тут