Search and Hit Enter

«Одиночество — хорошая компания». Дом Луиса Баррагана в Мехико

В гостях у самого влиятельного мексиканского архитектора XX века. Рассказывает Лариса Цыбина, фото Екатерины Нимченко.

Каждая поездка в Мексику с группами архитекторов и дизайнеров сопровождалась восклицанием «Что делать целую неделю в Мехико! Собор и центральная площадь, дом Фриды Кало, муралы Диего Риверы, музей антропологии и близлежащие ацтекские пирамиды Теотиуакан — это ж три дня максимум! А впереди еще куча неизведанной Мексики!»

Но в Мехико этот вопрос отпадал сам собой: мы взахлеб изучали мексиканский модернизм, как нечто неизвестное и… не сразу понятное.

Первой и основной точкой была архитектурная «Мекка и Медина» Мексики — дом-студия Луиса Баррагана, одного из самых влиятельных архитекторов ХХ века, лауреата Притцкеровской премии 1980 года — еще того времени, когда премию вручали вместе со статуэткой скульптора Генри Мура.

Архитектор Луис Барраган
Статуэтка британского художника и скульптора Генри Мура, которую вручали лауреатом Притцкеровской премии до 1988 года.

Пожалуй, в нынешних обстоятельствах самоизоляции и уединения мы бы по достоинству оценили философию синьора Баррагана. Принцип прост: дом — это твое убежище, место покоя и выражение внутреннего мира одновременно.

Что же такое дом-душа Луиса Баррагана?

Природа, соединяемая с интерьером через большие окна основных комнат, простая архитектура с лаконичным фасадом, толстыми стенами и глубокими оконными проемами (почти марокканская касба).

Небольшие, загадочно расположенные внутренние пространства, яркие фактурные плоскости, изменяющие цвет и геометрию в зависимости от угла падения солнечного света.

Произведения искусства, размещенные в неожиданных местах, иногда как бы за углом.

Луис Барраган всю жизнь прожил один, без семьи и наследников (потому и такая странная история с его архивами), его экономка жива до сих пор, в доме часто пахнет кукурузными лепешками: она все еще готовит на кухне. Легендарная история про «розовые» обеды: Барраган был утонченный эстет и часто заказывал монохромные блюда, например, розовые.

Барраган применял местные дерево и камень и никогда не красил стены в зеленый, считая, что этот цвет принадлежит природе, саду и не может быть искусственным.

В приватных пространствах с небольшими окнами Барраган использовал ставни такой формы, что, в зависимости от открытия, в комнате получался иной световой рисунок. Но чаще всего ставни были полностью закрыты.

Одним из любимых художников Баррагана был метафизик Джорджо де Кирико, и на крыше-террасе дома находишься будто бы внутри пустых геометрических картин со странными тенями.

В доме Луиса Баррагана соединяются ясность и рациональность ума — и буйная, порой сюрреалистическая фантазия. Это не удивительно, человеческая душа многогранна и сложна, но представить ее в архитектуре — выразить себя с помощью дома — под силу только гениям.

Лариса Цыбина, основатель образовательного проекта «Artstudy/ Путешествуй-учись-твори», Киев

Лариса Цыбина и Константин Ковшевацкий, редактор журнала Pragmatika (Киев)

На днях Лариса Цыбина анонсировала новый образовательный проект совместно с Константином Ковшевацким, редактором журнала Pragmatika. Это цикл лекций о синергии искусства и дизайна. Детали, в том числе темы встреч, смотрите тут.