Search and Hit Enter

Винсан Дюбур делится своим одиночеством

Татьяна Харченко поговорила с известным скульптором, художником и дизайнером Винсаном Дюбуром об изоляции, работе и творчестве, о художественной ценности коллекционного дизайна и том, что значит быть мэйкером.

Винсан, как работается в новых условиях, в условиях изоляции?

Воображение — то, что спасает нас, открывает двери и дает возможность быть где угодно. По правде говоря, для меня мало что изменилось. Мне нравится одиночество, оно никак не мешает моему творческому процессу. Три четверти рабочего времени времени я провожу наедине с самим собой, и у меня всегда есть большой запас сырья.

Еще не привык к домашнему обучению дочери. Учит меня французскому языку, а я даю ей уроки работы с дрелью.

Винсан Дюбур

Что значит для тебя изоляция? Появились ли вещи, на которые ты теперь смотришь иначе?

Изоляция — хорошее время для того, чтобы сделать шаг назад. Это время вдали от ритма механизмов, системы. Это драгоценное время, позволяющее жить самоанализом, чтобы слышать наше внутреннее я. Это прекрасное упражнение для нашего ума, близкое к медитации.

В конечном итоге, изоляция может помочь нам стать лучше. Она создает моменты, которые заставляют нас с сочувствием думать о мире, о любимых людях и показывает, что мы созданы не для того, чтобы жить в одиночестве, а чтобы любить и быть любимыми.

Природа же пользуется своим правом на восстановление!

Сейчас как никогда важно увидеть интерьер нашего дома, как отражение собственной личности! Пришло время изменить представления о декоре и оформлении жилого пространства. Именно в средние века начался интерес к украшению интерьеров домов. Во время эпидемии страх заразиться заставлял людей держаться подальше от заразы, прятаться в своих жилищах, которые должны были быть не только безопасными, но и комфортными, уютными, декоративными.

По правде говоря, для меня мало что изменилось. Мне нравится одиночество, оно никак не мешает моему творческому процессу.

Как ты начал работать с галереями? Как попал в Carpenters?

Я не работал с галереями сразу. В 2004 году представлял свои работы на таких выставках, как Design Fair в Милане или Chaumont sur Loire под Парижем. Обо мне стали писать журналы. В тот год было много интересных проектов. Например, я сделал декор для рождественской витрины открывшегося универмага «Галерея Лафайет». Мои скульптуры покупали для частных коллекций и музеев.

В 2005 году организовал выставку в большом парижском пространстве, предоставленном друзьями-архитекторами. На тот момент я создал коллекцию скульптур и мебели, и именно тогда меня нашла галерея Julien Lombrail.Винсан Дюбур

Через год стал работать с Carpenters Workshop Gallery (CWG), когда Лоик ле Гайяр объединился с Жюльеном Ломбрейлем. Они открыли свою первую галерею в Лондоне. Дебютная выставка CWG называлась «Металл», мои работы были среди объектов Рона Арада и Жана Пруве.

 

 

Важно ли делать предметы самому? Есть ли такие произведения, которые требуют стороннего участия?

Как художнику важны кисть и холст, с помощью которых он творит, так и для меня важно самому реализовать замысел, чтобы в полной мере дать волю движениям и заставить свою руку вибрировать с энергией формы. Вот почему мои предметы в первую очередь скульптуры, а уже потом — мебель с неким функционалом.

В то же время мне важно не только сохранять уникальность созданных вручную произведений, но и иногда привлекать других мастеров. Это дает возможность работать с разными материалами. Очень рад коллаборации с литейным цехом, например. Мы вместе создаем серии предметов, ограниченные 12 экземплярами, из бронзы или алюминия.

Винсан Дюбур

Как ты считаешь, важна сама концепция — и не принципиально, кто ее воплощает, или не менее важно реализовать идею самому?

Я часто думаю о выражении: «Идея принадлежит не тому, кто ее придумал, а тому, кто реализовал!» Но у меня иное видение. Например, в сфере промышленного дизайна реализовывают идеи с помощью различных производственных процессов. В итоге, получается предмет, который относится к дизайнерской мебели!

В художественной среде, где человеку необходимо воплотить идею в жизнь, предмет или мебель становится лишь формой изготовления. Мое мнение: в обоих случаях это не будет арт-объектом или предметом руки художника. Для меня очень важно, чтобы человек придумывал и реализовывал идею сам, если он хочет чтобы будущий предмет принадлежал миру искусства.

Винсан Дюбур

В чем заключается художественная ценность предметов коллекционного дизайна?

Я бы сказал, всё зависит от вашего настроя на приобретение того или иного произведения. Вы покупаете предмет либо из расчета, либо по велению чувств и эмоций.

Думаю, нельзя сравнивать современный промышленный дизайн с винтажными предметами или функциональной скульптурной работой. Конечно, всегда приятно думать, что приобретая предмет из-за его художественной ценности или имени автора, вы не потеряете деньги, возможно даже, что ценность и стоимость предмета со временем возрастет.

Лично для меня приобретение дизайнерских или скульптурных объектов — это, в первую очередь, наслаждение. Главное — чувство удовольствия от обладания. Чтобы просто наслаждаться и жить с ними!

Винсан Дюбур

 

Личное дело

Винсан Дюбур (Vincent Dubourg) родился в 1977 году. Выпускник парижской Школы изящных искусств. Сегодня Дюбур — художник, входящий в первый эшелон современных французских авторов. 

Персональные выставки в Лондоне и Нью-Йорке. Дважды выставлялся на Design Miami / Basel и представлял свои работы на Design Days Dubai и Zona Maco в Мексике. 

Скульптурную мебель Винсана Дюбура представляет Carpenters Workshop Gallery —наиболее авторитетная и статусная галерея коллекционного дизайна в мире. 

 

5 предметов, которые вы наверняка узнаете, даже если ничего не слышали про Винсана Дюбура 

BHANGA ALU / 2014
BHANGA YELLOW / 2014
BUFFET INNER VORTEX / 2017
MINIMALIST SHELF / 2010
BHANGA BRONZE / 2014