Search and Hit Enter

Уильям Моррис и его наследие

История дизайна. Уильям Моррис. Рассказывает Татьяна Харченко.

«Если воспринимать его мебель как произведение критического дизайна в смысле постановки вопроса о месте дизайна в обществе, об отношении между изготовителем и пользователем, — его наследие окажется чем угодно, но только не поражением».
Из книги Деяна Суджича «В как Bauhaus. Азбука современного мира»

Моррис родился в 1834 году в Уолтемстоу (восточный Лондон). Отец Уильяма был успешным брокером и обеспечил сыну беззаботное детство в загородном доме в Эссексе и достаточно большое наследство после смерти, которое позволило ему не нуждаться в средствах.

Можно предположить, что на становление Морриса оказывала влияние среда: природа местных зеленых парков, лесов, средневековая архитектура, любимые исторические романы Вальтера Скотта. Уже в 16 лет Уильям проявлял большой интерес к ремесленным принципам, отрицая промышленное производство.

В 1851 году во время поездки с родителями в Лондон, он отказался посетить Великую выставку промышленных работ всех народов, заявив, что выставляемое в ней ему вряд ли понравится.

Часть экспозиции Великой выставки 1951 года в Лондоне «Изобретая современный мир: декоративное искусство 1851–1939». Изображение c сайта nytimes.com

Я не хочу искусства для немногих — так же, как я не хочу образования для немногих или свободы для немногих. Уильям Моррис

Братство Прерафаэлитов

Моррис считал, что предметы, равно как и искусство, могут быть и красивыми и функциональными одновременно. Идеалом для него была понятная непритязательная красота средневекового ремесла. Эта мысль об идеальном укоренилась у Морриса во многом благодаря его друзьям — художникам и сподвижникам: Эдварду Бёрн-Джонсу (1833–1896) и Данте Габриэлю Россетти (1828–1882), которые также искали в Средневековье эстетическое вдохновение и нравственные ориентиры.

Россетти был одним из основателей «Братства Прерафаэлитов» — первоначально, объединения нескольких живописцев, возникшего в Лондоне в 1848 году под покровительством еще одного человека, — писателя, критика, теоретика искусства Джона Рёскина (1819-1900). Хотя братство и просуществовало лишь 10 лет, прерафаэлитизм «стал самой влиятельной эстетической концепцией искусства ХIX века». (1)

«Гениальность прерафаэлитов, как и всех талантливых личностей, основывалась, по мнению Морриса на „терпении, усердии и мужестве“, а так же на тщательной проработке деталей. Именно благодаря этим качествам они сумели создать великие полотна и добиться успеха у публики». (2)

Эдвард Бёрн-Джонс. Шиповник. «Спящая принцесса», 1870-1890-е гг.

Моррис, которого многие критики и биографы относят к прерафаэлитам, никогда официально таковым не был. Он дружил с художниками и поэтами из братства, разделяя их мнения по поводу современной литературы и искусства. Романтическая натура Уильяма была одержима идеей простоты и верности природе, которая воспринималась им через призму истории и была наполнена ностальгией по безвозвратно ушедшему прошлому.

В 1861 году Моррис, архитектор Филипп Уэбб, Россетти, Эдвард Бёрн-Джонс, художник Форд Мэдокс Браун, служащий П. П. Маршалл и бухгалтер Чарлз Фолкнер основали фирму «Моррис, Маршалл, Фолкнер и Ко» (позднее «Моррис и Ко»). Даже саму структуру фирмы можно было назвать анти индустриальной: работник компании — ремесленник выполнял работу целиком, от замысла до завершения. Фирма стремилась создавать красивые, практичные, доступные по цене предметы быта, чтобы искусство присутствовало в жизни даже небогатых людей. Среди производимых вещей были мебель, витражи, ткани, шпалеры и ковры, керамическая плитка и обои.

Эскиз комнаты, оформленной Уильямом Моррисом.

В 1862 году в Лондоне прошла Международная Выставка. На ней художественные экспонаты впервые были выставлены отдельно от промышленных предметов. Моррис, с недавно основанной компанией, занял два стенда и получил несколько медалей за свои произведения.

Моррис мечтал, чтобы дизайн обеспечивал массам достойные вещи определенного качества. Но, отрицая индустриализацию, он был не в состоянии производить эти вещи за ту цену, которую массы могли себе позволить.

Каталог изделий компании Morris & Company. Фото с сайта vk.com
Комната, оформленная Уильямом Моррисом с использованием предметов Morris & Company. Фото с сайта vk.com

Конечно, можно считать, что позиция Уильяма Морриса была крайне противоречива. Продукт ремесленного труда стоил слишком дорого, чтобы рабочий класс мог себе его позволить. Клиентами Морриса были только состоятельные люди, и такое несоответствие устремлений и реального положения дел со временем стало для Морриса невыносимым.

Однажды, когда Моррис оформлял интерьеры в доме сэра Лоутина Белла, тот услышал, как он «что-то возбужденно кричит и бегает по комнате». Белл подошел узнать, не случилось ли чего, и тогда Моррис, развернувшись к нему, «как дикий зверь, ответил: «случилось лишь то, что я трачу свою жизнь на потворство свинской роскоши богачей».

При этом Моррис не чурался использовать в своих ткацких мастерских детский труд, потому что пальцы ребенка лучше справлялись с тонкой работой. Противоречие здесь почти столь же разительное, как и в страданиях Морриса от того, что своей свободой действий он обязан доходам от отцовских инвестиций в акции горнодобывающих компаний.

Промышленная революция, по мнению Морриса, привела к обеднению и отчуждению подавляющего большинства людей. Его социалистические порывы — той же природы, что его отвращение к низкосортной продукции машин и тому рабскому положению, в которое эти машины ставили рабочих. (3)

Печать обоев в аббатстве Мертона, 1890-й год.

Сам Уильям Моррис всегда был мастером практики и ручного труда, никогда не вводил новую технику в мастерские, пока сам не осваивал ее. Он считал, что нельзя проектировать предмет ремесла без полного понимания того, как именно он будет произведен.

Движение «Общества Искусств и Ремесел»

Этот термин был впервые использован Томасом Джеймсом Кобден-Сандерсоном на заседании искусств и ремесел только в 1887 году, при том, что принципы и стиль, на которых оно было основано, уже развивались в Англии лет 20. Главными вдохновителями этого движения были Джон Рёскин и Уильям Моррис.

В то время Гильдии и Общества Ремесел создавались по примеру средневековых ремесленных цехов. В них обсуждали свои идей и делились опытом. Гильдия работников искусства была создана из двух ранее существовавших групп: Общества Св. Георга, и группой Пятнадцати, основанной писателем и дизайнером Льюисом Ф. Деем, вместе с дизайнером и иллюстратором Уолтером Крейном.

Её членами были Моррис, Макмердо, Эшби и Чарльз Войси. Если «Моррис и Ко», будучи производственной фирмой, обладала упорядоченной структурой, то в Гильдии работников искусства единства не наблюдалось: её члены работали в собственных студиях и мастерских. Желая широко продемонстрировать и прославить свои работы, они пришли к идее организации выставки.

В 1888-м году Гильдия провела свою первую выставку в Новой галерее на Риджент-стрит в Лондоне, под руководством Уолтера Крейна. Её название — «Выставка общества искусств и ремесел» — дало имя и всему движению. Изделия прикладного и декоративного искусства (термин «дизайн» ещё не употребляли), вышедшие из мастерских «Искусств и ремёсел», объединяли понятием «нового английского стиля», или «стиля Студии», по названию основанного Моррисом художественного журнала «The Studio».

Эдвард Берн-Джонс набросал этот нежный скетч: его друг Моррис выступил в роли ткача на первой выставке «Общества Искусств и Ремесел» (дизайнер хотел создать платформу для продвижения продукции ручной работы). Моррис сидит спиной к аудитории — ему тяжело сконцентрироваться, его пухлое тело склонилось над ткацким станком, с челноком в левой руке.

Личная жизнь Уильяма Морриса

В студенчестве, во время учебы на священника, Уильям Моррис познакомился с Эдвардом Бёрн-Джонсоном. Серьезное увлечение средневековым искусством повлияло на юношей и выбор дела всей жизни. Большое влияние на восприятие на Морриса как художника и декоратора оказало знакомство с Габриэлем Данте Россетти.

Россетти пригласил Морриса и Бёрн-Джонса принять участия в росписи стены дискуссионного зала Оксфордского союза. Среди художников выполнявших 10 фресок на тему произведения Томаса Мэлори «Смерть Артура» был Джон Поллен, Артур Хьюз, Джон Стенхоуп.

До встречи с Россетти Уильяма интересовал лишь духовный аспект «Артуровских легенд». Но под его влиянием он открыл их другую сторону: эстетическую красоту и близость к реальности, акцент сместился на чувственность, на сопоставление святой и языческой любви.

Работа над фресками Оксфордского союза подтолкнула Морриса к мысли о возможности росписи стен несколькими людьми для создания единого живописного повествования. Роспись потолка была для него экспериментом по созданию повторяющегося мотива в декорировании стен и потолка.

В это же время Уильям встретил свою будущую жену — Джейн Бернс, меланхоличная большеглазая Джейн стала настоящей музой движения прерафаэлитов.

Фото Джейн Моррис (1839 — 1914)

В 1857 Джейн со своей сестрой Елизаветой была на выступлении театральной труппы Драри-Лейн, где ее заметили художники Данте Габриэль Россетти и Эдвард Бёрн-Джонс. Они были поражены её красотой и уговорили позировать. Сначала Джейн позировала Россетти, которому нужна была модель для королевы Гвиневры (на фреске), потом она позировала Моррису для картины «Прекрасная Изольда» (La Belle Iseult). Он начал писать Джейн, как королеву Гиневру. Есть мнение, что когда она позировала ему, он написал на оборотной стороне холста: «Я не могу нарисовать тебя, но я тебя люблю». Не смотря на разницу в происхождении, Ульям женился на Джейн. Ее опыт искусной вышивальщицы помог в развитии фирмы Morris, Marshall, Faulkner and Co. Она так же принимала участие в дизайне текстиля, в том числе знаменитых «маргариток» (Daisy).

Обои Morris & Co «Daisy»

Накануне свадьбы Моррис задумался о семейном жилище. Россетти, как и другие художники-прерафаэлиты приняли активное участие в проекте Морриса «Красный Дом». Его строительство можно воспринимать как попытку возродить средневековую реальность, совместить идеальное и реальное. Уильям выбрал восхитительный участок в деревне Аптон (сейчас город Бекслихит). В месте постройки сады тянулись до самого подножья кентских холмов. Моррис, ставший заказчиком для самого себя, решил претворить в жизнь образ возможной идеальной жизни.

Чертежи проекта Ф. Уэбба «Красный Дом»
Фасада «Красного Дома»
Интерьер «Красного Дома»

«Красный дом» трогает обилием ошибок. Филлип Уэбб, спроектировавший его для своего друга много лет спустя писал, что ни одному архитектору не стоить позволять строить, пока ему не исполнится сорок лет. Дом для Морриса Уэбб построил в двадцать восемь и сам признавал, что неправильно расположил его относительно солнца. Но это здание было манифестом, и его влияние оказалось огромным. Так оно и стоит, служа немым укором своему окружению и напоминая о том, что глубокая суть архитектуры должна заключаться в ее оптимизме. (4)

Ценность Морриса, кроме богатого наследия, определившего на многие годы вперед образ английского интерьера, — в его влиянии на ключевые направления в дизайне первой четверти ХХ века, вплоть до Баухауза. Его флористические сюжеты до сих пор перерабатываются и цитируются дизайнерами и компаниями — к примеру, Дрисом Ван Нотеном и Dimore Studio.

Уильям Моррис вдохновляет моду — Pringle of Scotland
Ткани Моррисона в моде 60-70-х годов — жакет Джорджа Хариссона из ткани Morris & Co.
Моноколор и айкетчер — кресло, обитое тканью Morris & Co.

В 2018-м H&M адаптировала дизайн Морриса для линейки женской одежды.

Узнаваемый сюжет Morris & Co на платье H&M

К коллаборации можно относиться неоднозначно из-за прямого цитирования. Но творчески переосмыслить и использовать дизайн Морриса в интерьере сегодня может каждый.

Что из наследия Morris & Co можно приобрести сегодня?

ОБОИ

Morris & Co «Montreal» цена: 11 100 руб. / рулон магазины «Manders»

Morris & Co «Pimpernel» цена: 10 620 руб. / рулон магазины «Manders»

Morris & Co «Lemon Tree» цена: 9 900 руб. / рулон магазины «Manders»

Morris & Co «Acanthus»  цена: 11 100 руб. / рулон магазины «Manders»

Morris & Co «Pure Fruit» цена: 11 580 руб. / рулон магазины «Manders»

 

КОВРЫ

Morris & Co «Lodden» 100% шерсть 170 см х 240 см цена: 92 120 руб. магазины «Manders»

ТЕКСТИЛЬ

Morris & Co «Mistletoe Embroidery» ширина: 133,5 см цена: 12 310 руб. / п.м.

Morris & Co «Bullerswood» ширина: 140 см цена: 9 410 руб. / п.м.

Morris & Co «The Brook» ширина: 137 см цена: 14 000 руб. / п.м.

 

1. Lucinda Hawksley, Essential Pre-Raphaelites. Batch. 2000. р. 9
2. Э. В. Седых, «Творчество Уильяма Морриса 1850-х годов в контексте прерафаэлитов». 2007. с. 19
3. Деян Суджич, «В как Bauhaus. Азбука современного мира». «Стрелка». 2017. с. 109
4. Деян Суджич, «В как Bauhaus. Азбука современного мира». «Стрелка». 2017. с. 112